?

Log in

No account? Create an account
новости, trickyhohol, украина, хохол, хитрый

Ставка Хитрого Хохла

Новости, украина, секс, насилие, стимуляторы, политика, киберпанк, урабанистика, безысходность

Мои твиты
новости, trickyhohol, украина, хохол, хитрый
trickyhohol
Tags:

Мои твиты
новости, trickyhohol, украина, хохол, хитрый
trickyhohol
Read more...Collapse )
Tags:

Мои твиты
новости, trickyhohol, украина, хохол, хитрый
trickyhohol
Tags:

Мои твиты
новости, trickyhohol, украина, хохол, хитрый
trickyhohol
Tags:

[reposted post]Роботы: помощники банкиров или их могильщики?
comrade_robot wrote in technocommunism
reposted by trickyhohol
В глобальном финансовом секторе происходит революция. В русском языке еще нет слова «финтек», но, кажется, его появление и быстрое распространение не за горами.

Быстрее всего стартапы плодятся в Азии, где банковская система не так хорошо развита, но в США и Европе они тоже успешно отъедают прибыль и доходы у банков ($470 млрд прибыли, по оценке Goldman Sachs). Из-за них в ближайшие 10 лет банкам США и ЕС придется сократить 1,7 млн рабочих мест – треть штата, говорится в исследовании Citigroup (его цитирует FT).

Кого боятся банки

Финансово-технологические стартапы чрезвычайно разнообразны, но основных направлений два: онлайн-кредитование и работа с платежами. За шесть лет 46% финансирования частных инвесторов ($19 млрд) получили стартапы, занимающиеся кредитованием, говорится в исследовании Citi; компании, занимающиеся платежами, – 23%. Особенно популярны так называемые p2p-сервисы (peer-to-peer, «сотрудничество равных»), соединяющие заемщиков с инвесторами. Но пока на их долю приходится лишь 1% глобального кредитования. Потенциал рынка p2p-кредитования в США Citi оценивает в $3,2 трлн.


Бизнес p2p-кредитования начался в 2004 г. с появлением британской интернет-платформы Zopa. «Этот год может стать годом превращения p2p-кредитования в мейнстрим», – говорит начальник отдела альтернативного финансирования KPMG Уоррен Мид (цитата по FT). По его прогнозу, в 2016 г. инвестиции в сектор финансовых технологий достигнут $30 млрд по сравнению с $20 млрд в 2015 г. и $12 млрд в 2014 г.

«Возможно, [в этом году] мы увидим в Великобритании первое IPO в секторе p2p», – добавляет Мид. В США оно состоялось в 2014 г., и сейчас LendingClub стоит $3 млрд. Британские Funding Circle и TransferWise (специализируется на платежах) уже заработали статус «компании-единорога», перешагнув стоимость в $1 млрд. Революция в кредитовании будет продолжаться, утверждает Тим Левин, основавший Augmentum Capital, инвестирующую в финансовые стартапы.

Goldman Sachs покупает техасский стартап Honest Dollar, продающий пенсионные планы малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям, сообщает FT. По оценке Goldman, в США 45 млн граждан работоспособного возраста, включая строителей и таксистов, не имеют накопительных пенсионных планов, предоставляемых через работодателя. На них-то и делает ставку Goldman: за каждого потенциального клиента он будет получать $8–10 в месяц.

Не брезгуют подобными инвестициями и другие ведущие финансовые компании США. В 2015 г. BlackRock купила интернет-компанию FutureAdvisor, занимающуюся автоматизированным инвестиционным консалтингом, а Northwestern Mutual Life Insurance прибрела интернет-сервис финансового планирования LearnVest.

В США финансовый стартап – достойное продолжение карьеры. Недавно Шейла Бэйр, возглавлявшая Федеральную корпорацию по страхованию депозитов США (FDIC), согласилась войти в совет директоров чикагской компании Avant, специализирующейся на кредитовании. Avant, стоящая почти $2 млрд, выдала более $3 млрд кредитов в США, Канаде и Великобритании, пишет WSJ. FDIC готовит новые правила для банков, предлагающих такие продукты.



Блайт Мастерс, ветеран JPMorgan и первооткрыватель комплексных деривативов, заклейменных в кризис 2008 г., в 2015 г. получила предложение возглавить инвестбанковское подразделение Barclays, пишет FT, но предпочла стартап Digital Asset Holdings. Он адаптирует технологию биткоина «блокчейн» для нужд финансового сектора.

Ханс Моррис, бывший финансовый директор Citigroup и экс-президент Visa, основал венчурный фонд Nyca Partners для финансирования стартапов. Экс-гендиректор Visa Джо Сондерс участвовал в создании венчурной Green Visor Capital, инвестировавшей в платежную Kash, разработчика технологий Cloud Lending Solutions, и аналитическую фирму DataFox.

Экс-гендиректора Citi и Morgan Stanley Викрам Пэндит и Джон Мэк тоже инвестируют в стартапы. Среди проектов с участием Пэндита – предоставляющая образовательные кредиты менеджерам CommonBond, провайдер данных для стартапов Orchard, MMKT Exchange и платежная TransferWise. Среди инвестиций Мэка – Dataminr, анализирующая посты в социальных сетях, и NEFT, специализирующаяся на кредитных рейтингах.

К 2020 г. число посещений банковских отделений в Великобритании снизится до 268 млн в год (сейчас – 427 млн), прогнозирует консалтинговая фирма CACI. По ее данным, число посещений банковских сайтов с компьютеров сократится с 705 млн до 528 млн, а использование мобильных приложений вырастет с 895 млн до 2,3 млрд в 2020 г. «В будущем отделения будут нужны. Но у нас их более 10 000, столько не нужно, – говорит партнер CACI Йэн Гудлифф. – Через 10 лет это число сократится вдвое».

Самый технологически развитый бизнес Barclays – это розница, рассказал FT гендиректор Barclays UK Ашок Васвани. Barclays сокращает число отделений (сейчас их 1350), делая ставку на мобильные приложения. Ими пользуется 4,8 млн его клиентов: в среднем они заходят на сайт банка со смартфона по 28 раз в месяц. Со смартфона уже можно отправить заявку на кредит, и Barclays с помощью имеющихся у него данных даст предварительный ответ о параметрах ссуды.



Клиенты Lloyds Banking Group (в 2014–2018 гг. закроет 200 отделений) скоро смогут поговорить со специалистом по ипотеке, не выходя из дома. Банк организует видеоинтервью, доступное с компьютера или планшета. Новый сервис будет бесплатным, и лишь 10% воспользовавшихся им все же придется приехать в отделение, чтобы удостоверить их личность. В 2015–2017 гг. Lloyds инвестирует 1,6 млрд фунтов ($2,3 млрд по текущему курсу) в цифровые сервисы и автоматизацию процессов.

HSBC такую же возможность даст бизнесу: зайдя на сайт Link Screen с мобильного или компьютера, можно проконсультироваться о ссуде, получить документы и заполнить их, заверив электронной подписью. «Требования к банкам постоянно меняются, и мы понимаем, что должны приспосабливаться», – сказал FT директор HSBC по коммерческому банкингу в Великобритании Ричард Дейвис.

По данным британского регулятора FCA, каждый пятый житель страны не может грамотно прочесть выписку из банковского счета, а примерно половина жалуется, что расчет пенсии труден для понимания. Поэтому регулятор требует, чтобы инвестиционное консультирование было доступно не только для богатых. Но в 2013 г. в Великобритании вступил в силу закон, сделавший невыгодным для банков консультирование клиентов с умеренными инвестиционными возможностями.



Банки роботизируют эти услуги. Royal Bank of Scotland (RBS) сокращает 550 консультантов. По словам его представителя, все больше клиентов готовы работать с роботами и банк все больше инвестирует в онлайн-платформы, чтобы помочь даже тем, кто хочет инвестировать лишь $500. Чтобы воспользоваться услугой, нужно ответить на несколько вопросов на сайте банка: робот посоветует, сколько денег в какой фонд вложить, и даже сделает это сам за определенную комиссию. Теперь на личное общение с консультантом RBS могут рассчитывать клиенты, инвестирующие не менее 250 000 фунтов ($360 000), по сравнению с прежними 100 000 фунтов.

«Если клиент приходит с 50 000 фунтов, то работать с ним мы будем очень быстро и упрощенно», – говорит основатель Grosvenor Street Wealth Management Бенедикт Андертон. «Личное консультирование остается доступным только богатым, – соглашается гендиректор страховой компании Liverpool Victoria Майк Роджерс. – Есть много данных, что люди чувствуют себя комфортно с роботом в качестве финансового консультанта, и это единственный способ сделать инвестиционное консультирование доступным для всех».
http://impulse-tech.su/news/roboty-pomoshchniki-bankirov-ili-ih-mogilshchiki




[reposted post]Насколько велик Интернет?
comrade_robot wrote in technocommunism
reposted by trickyhohol
Мы уже привыкли к постоянному и безудержному росту объёма информации в сети. Остановить или замедлить этот процесс никому не под силу, да и смысла в этом нет. Все знают, что интернет огромен, как по количеству данных, так и по поголовью сайтов. Но насколько он велик? Можно ли как-то оценить, хотя бы приблизительно, сколько петабайт бегает по кабелям, опутывающим планету? Сколько сайтов ждут посетителей на сотнях тысяч серверов? Этим вопросом задаются многие, в том числе и учёные, которые пытаются разработать подходы к оценке безбрежного моря информации, называемого интернетом.

Всемирная сеть — очень оживлённое место. Согласно сервису Internet Live Stats, каждую секунду в Google делается более 50 000 поисковых запросов, просматривается 120 000 видео на Youtube, отправляется почти 2,5 млн электронных писем. Да, весьма впечатляет, но всё же эти данные не позволяют в полной мере представить себе размеры интернета. В сентябре 2014 года общее количество сайтов перевалило за миллиард, и сегодня их примерно 1,018 млрд. А ведь здесь ещё не подсчитана так называемая «глубокая паутина» (Deep Web), то есть совокупность сайтов, не индексируемых поисковиками. Как указывается на Википедии, это не синоним «тёмной паутины», к которой в первую очередь относятся ресурсы, на которых ведётся всевозможная противоправная деятельность. Тем не менее, контент в «глубокой паутине» может быть как совершенно безобидным (например, онлайновые базы данных), так и совершенно непригодным для глаз законопослушной публики (к примеру, торговые площадки чёрного рынка с доступом только через Tor). Хотя Tor’ом пользуются далеко не только нечистые на руку люди, но и вполне чистые перед законом пользователи, алчущие сетевой анонимности.


Конечно, вышеприведённая оценка численности веб-сайтов является приблизительной. Сайты возникают и исчезают, к тому же размеры глубокой и тёмной паутин определить практически невозможно. Поэтому даже приблизительно оценивать размеры сети по этому критерию весьма непросто. Но одно несомненно — сеть постоянно растёт.


Всё дело в данных

Если одних только веб-сайтов более миллиарда, то отдельных страницы гораздо больше. Например, на ресурсе WorldWideWebSizeпредставлена оценка размера интернета именно по количеству страниц. Методика подсчёта разработана Морисом де Кундером (Maurice de Kunder), опубликовавшим её в феврале этого года. Вкратце: сначала система осуществляет поиск в Google и Bing по списку из 50 распространённых английских слов. На основании оценки частоты этих слов в печатных источниках полученные результаты экстраполируются, корректируются, вводится поправка на совпадения результатов по разным поисковикам, и в результате получается некая оценка. На сегодняшний день размер интернета оценивается в 4,58 млрд отдельных веб-страниц. Правда, речь идёт об англоязычном сегменте сети. Для сравнения, там же указан размер голландского сегмента — 225 млн страниц.

Но веб-страница в качестве единицы измерения — вещь слишком абстрактная. Куда интереснее оценить размер интернета с точки зрения объёма информации. Но и здесь есть нюансы. Какую именно информацию считать? Передаваемую или обрабатываемую? Если, к примеру, нас интересует информация передаваемая, то и здесь можно считать по-разному: сколько данных может быть передано за единицу времени, или сколько передано фактически.

Одним из способов оценки циркулирующей в интернете информации является измерение трафика. Согласно данным Cisco, к концу 2016 года по всему миру будет передано 1,1 зеттабайта данных. А в 2019 году объём трафика удвоится, достигнув 2 зеттабайт в год. Да, это ОЧЕНЬ много, но как можно попытаться представить себе 1021 байт? Как услужливо подсказывается в инфографике от той же Cisco, 1 зеттабайт эквивалентен 36 000 лет HDTV-видео. И понадобится 5 лет для просмотра видео, передаваемого по миру каждую секунду. Правда, там было предсказано, что этот порог трафика мы перейдём в конце 2015, ну ничего, немного не угадали.

В 2011 году было опубликовано исследование, согласно которому, в 2007 году человечество хранило на всех своих цифровых устройствах и носителях примерно 2,4 х 1021 бит информации, то есть 0,3 зеттабайта. Суммарная вычислительная мощность мирового парка вычислительных устройств «общего назначения» достигала 6,4 х 1012 MIPS. Любопытно, что 25% от этой величины приходилось на игровые приставки, 6% — на мобильные телефоны, 0,5% — на суперкомпьютеры. При этом суммарная мощность специализированных вычислительных устройств оценивалась в 1,9 х 1014 MIPS (на два порядка больше), причём 97% приходилось на… видеокарты. Конечно, с тех пор прошло целых 9 лет. Но очень примерно оценить текущее положение дел можно исходя из того, что за период 2000-2007 среднегодовой рост объёмов хранимой информации составил 26%, а вычислительной мощности — 64%. Учитывая развитие и удешевление носителей, а также замедление прироста вычислительной мощности процессоров, предположим, что количество информации на носителях растёт на 30% в год, а вычислительная мощность — на 60%. Тогда объём хранимых данных в 2016 году можно оценить на уровне 1,96 х 1022 бит = 2,45 зеттабайта, а вычислительную мощность персональных компьютеров, смартфонов, планшетов и приставок на уровне 2,75 х 1014 MIPS.
http://impulse-tech.su/news/naskolko-velik-internet





[reposted post]Создана миниатюрная нейронная модель мозга.
comrade_robot wrote in technocommunism
reposted by trickyhohol

Команда биоинженеров из Университета Брауна разработала мини-мозг с нейронами и вспомогательными клетками, которые формируют сети и при этом электрически активны

Исследователи из Университета Брауна придумали способ создания мини-мозга – 3D-модели настоящего мозга из нервной ткани с функционирующими синапсами, передающими электрические сигналы. Такого рода модели могут быть использованы в дальнейшем для неврологических исследований.

Разумеется, данный прототип мозга не способен думать, однако он больше похож на настоящие клетки и структуры, нежели ранее культивированные двумерные ткани, а также больше подходит для научно-исследовательских целей из-за некоторых свойств, схожих с реальными органами. Например, несколько типов клеток мини-мозга способны образовывать синапсы, или электрические соединения, друг с другом.

Диаметр созданного мини-мозга – всего треть миллиметра, но форма и плотность аналогичны мозгу грызуна. Он не требует использования микроэлектроники или искусственного коллагенового каркаса, как предыдущие модели, однако при этом способен формировать молекулы, секретируемые клетками.


Мини-мозг был выращен из крохотных частичек мозга лабораторной мыши, полученных в ходе биопсии. Затем методом центрифугирования клетки очистили, изолировали необходимые и высеяли их на желеобразную форму.

Последняя была разработана стартапом одного из разработчиков мини-мозга Джеффри Моргана (Jeffrey Morgan) — компанией MicroTissues Inc.. Через несколько дней клетки образовали сферу, которая затем развила небольшую нейросеть: на это потребовалось примерно две-три недели.

Первоначально глава исследования Диана Хоффман-Ким (Diane Hoffman-Kim) разработала эту методику создания тестовой модели для своей лаборатории, дабы обеспечить платформу для тестирования трансплантации нервных клеток (например, для лечения болезни Паркинсона).

Однако теперь разработчики хотят увеличить количество производимых "органов" и полагают, что данная технология может сократить необходимость использования животных в нейронаучных экспериментах.

Разработчики сообщают, что один такой мини-мозг стоит всего 25 центов. А значит, он может стать доступной моделью практически для любой лаборатории мира.

http://impulse-tech.su/news/sozdana-miniatyurnaya-neyronnaya-model-mozga



[reposted post]О природе буржуазной реакции (часть 3)
comrade_robot wrote in technocommunism
reposted by trickyhohol
4. Контрреволюция

С возникновением революционной ситуации всё больше буржуазных групп переходят на сторону реакции, а во время революции и, тем более, после взятия пролетариатом политической власти на её сторону переходит весь класс буржуазии. Буржуазия объединяется единым фронтом против революции, стремится любыми способами вернуть утерянное господство. После революции буржуазия лишается внутренних трений, различные буржуазные группировки больше не воюют между собой, они действуют сообща против главного их врага — революции. Всё общество становится расколото на два непримиримых лагеря — сторонников революции(пролетариата) и противников её (буржуазии). Чем дальше и успешней происходят революционные преобразования, тем острее и беспощадней становится борьба между этими классами.

В истории неоднократно бывали случаи, когда реакционный класс возвращал себе утраченное господство. Возврат власти реакционному классу называется контрреволюцией. Цель любой контрреволюции — реставрация отживших производственных отношений, предшествовавших революции, то есть, реставрация предыдущего общественно-политического строя.

Следует не забывать, что революция — это период самой решительной, вооружённой борьбы между классами в тот момент, когда «низы» уже достаточно сильны для открытой борьбы, а «верхи» недостаточно сильны, чтобы удерживать власть без открытого противостояния. Тем не менее, контрреволюция возможна до тех пор, пока реакционный класс не будет разгромлен полностью, а революционный класс не закрепит окончательно свои позиции резким и существенным подъёмом производительных сил. Контрреволюция совершается тогда, когда реакционный и теряющий своё господство класс всё ещё достаточно силён, чтобы вернуть себе утраченное господство, а класс революционный достаточно силён, чтобы захватить господство, но недостаточно силён, чтобы его удержать.

Контрреволюция — не редкость в истории. Наоборот, сравнительно редко бывало так, чтобы революция не сопровождалась результативными попытками вернуть утраченное господство и даже реставрировать старые производственные отношения и порядки. Но если мы будем рассматривать буржуазные революции, то увидим, что следовавшие за ними контрреволюции только лишь возвращали реакционному классу утерянное господство, однако фактически не возвращали отжившие феодальные производственные отношения. Революционные преобразования в обществе были настолько глубоки, что вернуть их вспять было уже невозможно, и в итоге реакционный класс задерживался у власти недолго, что, в конце концов, приводило к полной и окончательной победе революции.

Отсюда возникает вопрос, когда же буржуазия успела произвести настолько глубокие революционные преобразования, когда успела настолько развить производительные силы, что реставрировать старые отношения стало практически невозможно? Ответ кроется в самой сущности феодального и капиталистического строя. И рабовладельческий, и феодальный, и капиталистический строй построены на эксплуатации. Они не противоречат один другому кардинально, а потому феодальные отношения вполне могут постепенно развиваться при рабовладельчестве, а капиталистические отношения — при феодализме. Именно при феодализме развивались новые производительные силы капиталистического строя: машинное и цеховое производство, станки и оборудование, научные открытия и изобретения. И лишь только тогда, когда старые производственные отношения стали противоречить выросшим производительным силам, тогда, когда господство феодалов стало тормозом дальнейшего их развития, тогда и происходила революция.

Совсем другое дело — революция социалистическая. Она представляет собой не только смену общественно-политического строя, но смену всего общественного порядка, переход от эксплуататорского общества к обществу без классов и любой формы угнетения. Важнейшая из её задач — ликвидация частной собственности на средства производства, присущей всем эксплуататорским экономическим системам — не может вырастать из частнокапиталистических отношений. Напротив, пролетариату необходимо классовое господство именно для того, чтобы разрушить старые отношения, построенные на частной собственности, а вместо них установить общественную собственность на средства производства и плановую организацию хозяйственной деятельности. Политическое господство пролетариата закрепляется образованием государства диктатуры пролетариата, с помощью которого осуществляются эти революционные преобразования. Таким образом, пролетариат завоёвывает политическое господство именно с целью дальнейших революционных преобразований, результатом которых должен быть осуществлён существенный подъём уровня производительных сил общества. Однако на начальном этапе социалистических преобразований этот уровень ещё достаточно низок, и хотя он достаточно сильно превышает уровень производительных сил капитализма, эта разница не настолько велика, чтобы пресечь всякую возможность реставрации капиталистических отношений путём контрреволюции, поскольку для этого необходимо не только преобразование экономических отношений, но и самого общественного сознания человека. Человека, способного создать принципиально новые производительные силы — производительные силы коммунистического общества. Как показывает исторический опыт, процесс формирования такого сознания требует длительного времени и не может быть осуществлён, пока не будет уничтожен не только класс буржуазии, но и любые экономические предпосылки к его возрождению.

Именно потому что социалистические революционные преобразования настолько кардинальны, буржуазная контрреволюция не может ограничиться одним только классовым господством, которое без разрушения новых производительных сил, созданных при социализме, практически невозможно. Разрушение производительных сил — вот задача буржуазной контрреволюции. Это установление рынка вместо плана, это приватизация общественной собственности и установление частной собственности на средства производства, это деиндустриализация и ликвидация мощнейших производственных предприятий и т.д. Контрреволюция проникает во все сферы общественной жизни — от политики и до личной жизни каждого отдельного человека. Её цель — лишить пролетариат не только экономической базы, не только политического господства, но и разрушить его коллективное, общественное сознание. Борьба между классами — это, в первую очередь, борьба идеологическая. И буржуазия делает в этом направлении настолько серьёзные действия, что готова вытравить из сознания людей даже всякую мысль о понимании революции и коммунизма. Успехи буржуазии в этой области очевидны — пролетариат разрознён и отброшен назад. Успехи в экономике также поразительны — уровень производительных сил упал настолько, как будто произошла опустошительная война, в политике тоже картина печальна: безраздельное властвование олигархии, пролетариат лишён своего передового авангарда — коммунистической партии.

Однако, как показывает исторический опыт, любая контрреволюция всё равно оканчивается полной победой революции. Объективные законы развития общества остановить невозможно, как невозможно остановить историю. Победа контрреволюции возможна лишь в отдельных странах, но не во всём обществе, при этом на её осуществление тратится гораздо больше капиталистических ресурсов, чем получается в результате. Буржуазная контрреволюция — это отчаянная попытка буржуазии удержать капиталистические отношения. А раз их приходится удерживать с такими огромными затратами, используя для этого все силы капиталистического мира, то свидетельствует это только об одном: окончательная мировая социалистическая революция близится, и она неизбежна.

Александр Пятигор


[reposted post]Роботы помогут Китаю удешевить производство.
comrade_robot wrote in technocommunism
reposted by trickyhohol
Китайские предприятия намерены постепенно автоматизировать производство, построив роботизированные конвейерные линии. Как пишет Technology Review, этот шаг позволит значительно удешевить производство, одновременно нарастив объемы выпускаемой продукции. Благодаря роботам Китай рассчитывает выиграть конкуренцию с Вьетнамом, Таиландом и Индонезией, где рабочая сила стоит дешевле.

В рамках программы оптимизации и удешевления производства китайская промышленная компания Cambridge Industries Group намерена до конца текущего года заменить две трети персонала на сборочных линиях — почти три тысяч человек — роботами. Эти машины будут выполнять множество задач, включая сортировку и нанесение наклеек на готовую продукцию.

Сегодня в производственном секторе Китая заняты примерно сто миллионов человек. Для сравнения, в США этот показатель составляет 12 миллионов человек, а в России — около 14 миллионов человек. Доля производственного сектора в ВВП Китая составляет 36 процентов. Например, сегодня в Китае собираются 80 процентов всех кондиционеров и 71 процент смартфонов.


В конце января текущего года Всемирный экономический форум представил отчет, согласно которому из-за автоматизации производства к 2020 году рабочих мест в мире лишатся по меньшей мере пять миллионов человек. В отчете специалисты использовали данные о 13,5 миллиона сотрудников 371 одной компании.


Между тем, министерство сельского хозяйства Японии рассматривает роботов в качестве способа избежать продовольственного кризиса. Ими планируется заменять уходящих на пенсию фермеров. В течение года в Японии будут потрачены около четырех миллиардов иен (36 миллионов долларов) на разработку 20 новых типов роботов, включая и машину, которая будет заниматься сортировкой зрелых и перезрелых персиков.

Программой также предусмотрено продвижение идей автоматизации фермерского хозяйства. Каждый уходящий на пенсию фермер в рамках программы будет заменяться несколькими типами роботов, включая и беспилотные трактора. Разработкой таких машин в Японии сегодня занимается корпорация Kubota. Прототип беспилотного трактора уже создан.

По оценке министерства сельского хозяйства Японии, средний возраст японских фермеров сегодня составляет 67 лет. При этом средний возраст фермеров в мире, по данным министерства сельского хозяйства США, приближается к 60 годам. По мере выхода фермеров на пенсию, остается все меньше трудоспособных людей, занятых в сельском хозяйстве.


http://impulse-tech.su/news/roboty-pomogut-kitayu-udeshevit-proizvodstvo



[reposted post]О природе буржуазной реакции (часть 2)
comrade_robot wrote in technocommunism
reposted by trickyhohol

2. Консерватизм

Современный капитализм устроен иерархически. Постоянно конкурирующие между собой группировки буржуазии распределяют между собой сферы влияния. Капиталист, потерпевший поражение в конкурентной борьбе, рискует потерять свою долю рынка, опуститься вниз, в конце концов, обанкротиться. Банкротство для капиталиста равнозначно смерти. Напротив, увеличение капитала поднимает шансы «выжить» в конкурентной борьбе. Чем крупнее капитал, тем меньше издержки производства и тем легче «подмять» конкурентов, завоевать и удержать рынок. В конце концов, только наиболее крупный капитал позволяет влиять на власть. Господствующий класс буржуазии всячески стремится сохранить и укрепить своё господство, а также существующий общественно-политический строй, позволяющий вести капиталистический способ производства, тем самым грабя и эксплуатируя пролетариат. Если хорошо обратить внимание, то можно заметить, что всё капиталистическое государство устроено так, чтобы это господство сохранять. Государство при капиталистическом строе — инструмент для сохранения господства буржуазии. Буржуазия применяет всю мощь государства для сохранения своего господства, часто не брезгуя даже самыми гнусными способами. Основными методами, которые применяет буржуазия для того, чтобы «оставить всё как есть», являются:

-финансирование: к этому методу буржуазия прибегает чаще, чем к законодательным методам «прямого действия», финансируя те институты власти и те программы, которые нужны для удержания власти и всё большего закабаления пролетариата, часто прикрываясь словами о экономической необходимости, в результате пролетариат экономически вынуждается к бездействию и безропотной сдаче себя в эксплуатацию;

-принуждение: законодательно-насильственный метод, право буржуазии на эксплуатацию и угнетение пролетариата закрепляется законодательно (в законе об этом зачастую указывается косвенно, тем не менее, суть остаётся той же), изданные законы приводятся в исполнение местными институтами власти, в случае неповиновения идут в ход принудительно-насильственные органы — полиция, тюрьмы и др.;

-идеологический: от традиционализма до либерализма;

-пропагандистский: в ход идут СМИ, буржуазные историки, писатели, политологи и другие представители буржуазной интеллигенции, которую кормит власть;

-религиозный: существование церкви, которая, с одной стороны служит для того, чтобы несознательные рабочие «отводили душу», то есть поменьше участвовали в общественной жизни, психологически разгружались, уводя свой естественный гнев, тем самым обезоруживая себя, а с другой стороны — одно из средств сбора дани (пожертвований) для расширения всё той же церковной организации, кроме того, церковь распространяет обывательский религиозный традиционализм в обществе, в том числе в семейной жизни пролетариата.

Наученная горьким опытом СССР, буржуазия использует против пролетариата, можно так сказать, фиктивность организаций. Организации, ранее служившие пролетариату в качестве оружия против буржуазии, теперь служат самой буржуазии, что выражается в их существовании по форме, но не по содержанию: это «профсоюзы», которые не являются профсоюзами, это «советы», которые не являются советами, это «компартии», которые не являются компартиями и т.д. Буржуазия взяла под свой контроль форму этих образований, легализовав их, экономически и политически обезоружив пролетариат, остальные же, нелегальные организации, объявляются незаконными и в итоге подавляются.

Кроме того, государственная власть принадлежит наиболее влиятельной группировке буржуазии, которая используя своё политическое господство, применяет эту власть в своей борьбе против конкурентов, находящихся ниже по своему положению и стремящихся занять её место. Наиболее страдающими от этого становятся мелкие товаропроизводители, которые, не выдержав конкуренции, опускаются в ряды пролетариата.

Буржуазия не может сохранять своё господство, не увеличивая капитал и не расширяя производство. Стремясь оставаться на вершине, буржуазия вынуждена совершенствовать средства производства, развивать производительные силы, то есть, двигать производство вперёд, тем самым вырывая его из-под себя. Капиталистический способ производства становится непомерно узким для самого производства — это выражается в постоянных и тяжёлых экономических кризисах, то есть кризисах перепроизводства. Чтобы удержать падение цен, буржуазия вынуждена уничтожать часть производительных сил, с большим трудом созданных ранее, то есть, она противоестественным образом тормозит развитие производства. Стараясь снизить цену рабочей силы, буржуазия увеличивает размер армии безработных, работающих же эксплуатирует с двойной силой. Рост численности пролетариата и его недовольство своим положением — вот, к чему в итоге приводят такие меры. Таким образом, чем больше буржуазия стремится сохранить своё господство, тем быстрее она его теряет. Буржуазия стала тормозом развития производства, чтобы сохранить себя как класс, но, с другой стороны, она не может оставаться буржуазией, не развивая производство. В этом заключается главное противоречие буржуазного консерватизма.

Консерватизм — это стремление остановить непрерывный природный процесс, остановить развитие. Но история движется вперёд, происходят изменения в обществе, а вместе с ним изменяется и сам консерватизм. Весь исторический процесс требует, чтобы буржуазия ушла с общественной арены, уступив господство пролетариату, перестала быть буржуазией. Однако отчаянное стремление буржуазии сохранить своё господство любыми способами, её грубый консерватизм роет под ней могилу, вынуждая пролетариат свергнуть господство буржуазии решительным вооружённым путём.

3. Реакция

Объективный мир не стоит на месте, он постоянно изменяется, движется, совершенствуется. Это физический, природный процесс, и остановить движущую силу истории невозможно. А потому буржуазия, как бы активно она не сопротивлялась, как бы рьяно не отстаивала свои интересы, распространяя буржуазный консерватизм во все сферы общества, всё равно своё господство теряет. Поначалу его теряют самые слабые слои буржуазии, побеждённые конкуренцией. По мере развития империализма, всё меньше становится численность господствующего слоя буржуазии и всё больше побеждённых монополиями буржуа теряют это господство. Побеждённые, утратившие своё монопольное господство над обществом или ещё не утратившие, но осознающие приближение этой утраты слои буржуазии объединяются с целью вернуть утраченное господство или противостоять этой утрате, вернув состояние общества в первоначальное. Стремление буржуазии к «возврату того, что было» — есть консерватизм в квадрате. Примечательно, что вернуть устройство общества каждый слой буржуазии старается именно к тому состоянию, в котором общество находилось именно в момент господства этого слоя. Мелкая буржуазия старается вернуть полуфеодальные отношения мелких производителей, средняя — домонополистические отношения «свободной конкуренции», и так далее. Господствующая группировка буржуазии поддерживает стремление реакционных сил к реставрации, потому как это стремление временно тормозит развитие антикапиталистических настроений пролетариата, оттягивает и продлевает её господство. Чем ниже положение неконкурентоспособных буржуазных слоёв, тем более активно они противостоят господствующей буржуазии (олигархии). Тем не менее, они при этом стараются двигать историю назад, что абсурдно по своей сути. Буржуазное сознание, которое не может исчезнуть резко и сразу, не позволяет ей перейти на сторону пролетариата, принять его революционную сущность, а потому буржуазия противоречит сама себе: она желает, чтобы господство буржуазии прекратилось, но при этом чтобы оставалось. Чтобы были «и волки сыты и овцы целы». Стараясь привести капитализм к более «цивилизованной» форме, то есть, к состоянию свободной конкуренции, мелкие буржуа не понимают, что продуктом этой самой «цивилизованной конкуренции» как раз и был современный капитализм с его монополистическими особенностями.

Методы реакционной части общества стары как мир и конечно же буржуазны по сути. Этим фактом активно пользуется правящая верхушка господствующей, консервативной буржуазии, поскольку методы реакционной части буржуазии не сильно отличаются. Либерализм здесь вырастает в фундаментализм, национализм — в нацизм, религиозность — в клерикализацию, фиктивность — в оппортунизм. Последний заслуживает отдельного рассмотрения.

В конце XIX века буржуазия уже не могла бороться против революционного марксизма: его научность была очевидна, актуальность доказана, марксизм был признан многими прогрессивно мыслящими интеллектуалами. Поэтому борьба буржуазии против обличающего и критикующего её марксизма, который стал угрозой всему капиталистическому строю, стала иной — скрытой, коварной и наиболее опасной. Буржуа решили подорвать марксизм изнутри, исказить его, выхолостив из него революционную суть. Буржуазия не привыкла делать что-либо своими руками — достаточно профинансировать нужных людей, и дело идёт в ход. Так из представителей мелкобуржуазной интеллигенции возникли оппортунисты — «теоретики» марксизма, истолковующие марксизм именно в том направлении, которое нужно буржуа — контрреволюционном. Однако марксизм — пролетарское, революционное учение, а потому его невозможно истолковать в целях буржуазии, если не заниматься откровенной фальсификацией и лживой подменой определений. Именно против оппортунистов было направлено большинство трудов Ленина, большевики поставили себе задачу выявить, разоблачить и искоренить оппортунистов, очистив марксизм и раскрыв в простой, доступной каждому пролетарию форме, его революционность.

Современная ситуация среди «левых» теоретиков и пропагандистов намного схожа с теми временами — большинство из них явные оппортунисты, прикрывающие свои буржуазные интересы под маской красивых слов о социализме, коммунизме и т.д. Но слова говорят одно, а смысл их в устах оппортуниста обозначает совершенно другое. И пролетарию, достаточно хорошо разбирающемуся в марксизме, не составит труда выявить буржуазную суть этих слов. Все современные «левые» официальные партии являются оппортунистическими, финансируются буржуазией или сами по себе являются буржуазными либо мелкобуржуазными, поскольку своей легальностью ставят себя под правящую верхушку, милостиво согласившуюся «подмять под себя» (то есть, легализовать) эти партии. Все они занимаются либо экономизмом, либо политиканством, пользуясь поддержкой малосознательных рабочих. Различные оппортунистические партии и течения ведут между собой достаточно сильную теоретическую борьбу, однако при ближайшем рассмотрении видно, что методы их борьбы — пустая демагогия, к марксизму имеющая лишь косвенное отношение, а вся борьба — лишь конкуренция между этими партиями за умы обывателей.

Основная слабость реакционных сил в том, что они могут бороться только лишь против субъективных предпосылок к революции. Любые попытки бороться против объективных её причин тщетны и бесполезны, а потому любая победа реакции является временной, объективная ситуация порождает новые революционные силы быстрее, чем реакционные силы успевают против них бороться.


Александр Пятигор